На "скорой" может измениться порядок

На «Скорой» меняют порядки

В Минздраве признали неудачными начатые два года назад «эксперименты» со «Скорой помощью». На общественное обсуждение вынесен проект изменений в «Порядок оказания скорой,  в том числе скорой специализированной, медицинской помощи». В бригады возвращают медсестер и упраздняют должность фельдшера-водителя. При этом, в ведомстве по-прежнему считают лишними узкопрофильные бригады, «избыточное» лекарственное оснащение и оборудование автомобилей.

В соответствии с мировой практикой

Действующий Порядок просуществовал два года. Он пришел на смену нормативным документам, утвержденным в 1999 и в 2004 годах, и подавался Минздравом, как «отвечающий  современным реалиям». Благодаря документу у сотрудников «Скорой» появилась защитная световозвращающая одежда, а на автомобилях – видеорегистраторы и «тревожные кнопки» для сигнала полиции в случае нападения на бригаду. В комплект медицинского оснащения добавился спинальный щит с фиксатором головы для транспортировки пациентов с переломами ребер и позвоночника.

Но главное изменение коснулось состава бригад. Упор был сделан на фельдшерские бригады – как объяснили в Минздраве, «в соответствии с мировой практикой, согласно которой скорую помощь оказывают парамедики». Причем, один из двух фельдшеров еще и должен был быть сам за рулем. Врачи в обязательном порядке остались только в составе специализированных бригад. Новый порядок допускал три варианта комплектации бригад: с обычным водителем, санитаром-водителем и фельдшером-водителем. При этом, медик-водитель должен был иметь среднее медицинское образование по специальности «фельдшер» плюс стаж работы водителем не менее трех лет (и не водительские права, а запись в трудовой книжке).

Фото: Артем Геодакян/ТАСС

С самого начала этот Порядок подвергся жесткой критике. По словам президента Национальной медицинской палаты (НМП), директора НИИ неотложной детской хирургии и травматологии Леонида Рошаля,  еще до его вступления в силу медицинское сообщество пыталось убедить чиновников, что в таком виде этот документ ставит под угрозу саму суть работы «Скорой» и здоровье пациентов.

В частности, по мнению экспертов Палаты никак не соответствовало тем самым «современным реалиям» ведение должности «фельдшер-водитель». «Можно сколько угодно теоретизировать и говорить о пользе такого совмещения обязанностей, но мы пока к этому не готовы – ни тарификацией, ни технологией, ни менталитетом. Кроме того, особенно в больших городах, оставлять машину, например, во дворах просто опасно», –  считает Рошаль.

Много вопросов у специалистов возникло и к отказу от узкоспециализированных бригад – кардиологических, неврологических и т.п. НМП предлагала дать регионам право комплектовать такие бригады, уйдя от жесткой регламентации их видов. По мнению экспертов Палаты, специализированные выездные бригады должны подразделяться на бригады анестезиологии-реанимации, психиатрические и «другие узкопрофильные бригады» по решению регионов.

Но больше всего волнений у специалистов и резонанс в СМИ вызвала неопределенность критериев, устанавливающих поводы для вызова «скорой помощи». «По букве закона «Скорая» должна выезжать к пациенту при угрозе жизни. Но что такое эта угроза, как может определить ее принимающий звонок диспетчер? Именно эта неопределенность поставила под удар, как руководителей служб «скорой помощи», так и самих пациентов», –  считает Рошаль.

Работа над ошибками

Проект изменений в хромающий Порядок был «разработан с учетом правоприменительной практики в 2014-2015 годах», сообщил директор департамента общественного здоровья и коммуникаций Минздрава Олег Салагай. По его словам, к работе над документом «активно привлекалось профессиональное врачебное сообщество, в том числе Национальная медицинская палата».

Документ исключает должности «санитар-водитель» и «фельдшер-водитель» и регламентирует функциональные обязанности водителя автомобиля «Скорой помощи», который должен «иметь специальную подготовку по программе оказания первой помощи пострадавшим и обученный правилам их транспортировки». Закрепляется количественный состав выездных бригад, включая водителя: три человека для общепрофильной и четыре человека для специализированной выездной бригады.

Вновь предусматривается возможность включения в состав бригад медицинских сестер. А вот убранные два года назад из штатного расписания санитары , по мнению Минздрава, востребованы только для «обеспечения круглосуточной работы психиатрической выездной бригады».

Также, по-прежнему считают в ведомстве лишними узкопрофильные бригады. К специализированным, согласно документу, относятся реанимационные, педиатрические, и авиамедицинские бригады. Кроме того, впервые появляется понятие «экстренных консультативных бригад», в состав которых включен врач-специалист.

Среди других изменений: снижение класса автомобиля для психиатрических бригад и исключение «избыточного оборудования» автомобилей скорой помощи, рассказал Салагай.

Избыточные» антидоты

«Избыточным» посчитали в ведомстве и оснащение «Скорой помощи». В начале декабря Минздраве опубликовал проект приказа «Об утверждении требований медицинской помощи к комплектации лекарственными препаратами и медицинскими изделиями укладок и наборов для оказания скорой медицинской помощи». Согласно этому документу, в укладки бригад скорой помощи не будут включены применяемых при поражении отравляющими веществами антидоты и некоторые нейролептики.

«Планируя оснащение скорой медицинской помощи, Минздрав должен учитывать сложную ситуацию в мире и вероятность аварий на химических производствах, –  считает директор Фонда независимого мониторинга «Здоровье», член Общественной палаты РФ Эдуард Гаврилов. – Если из лекарственного оснащения реанимационной бригады будут исключены антидоты галантамин и карбоксим, как это предписывает будущий приказ, многим пациентам в случае теракта нечем будет помочь».

Кроме того, из набора антидотов убираются препараты, применяемые при отравлении соединениями тяжелых металлов и мышьяка, а также кардиотоксическими веществами. «Необходимо не только сохранить действующий комплект антидотов, но и дополнительно включить в него хлорпромазин и галоперидол для эффективного купирования психозов от отравления психодислептиками и галлюциногенами, в том числе, пресловутыми «спайсами». Любой врач скорой помощи, которому приходилось сталкиваться с токсикологическими отравлениями на практике, подтвердит, насколько это важно», – говорит Гаврилов.

Для «Скорой» нужна отдельная государственная программа

По мнению Рошаля, для того, чтобы скорая медицинская помощь работала так, как она должна работать, нужна отдельная государственная программа. «Надо знать, когда мы насытим полностью автопарк «скорой помощи», какими машинами, какой проходимости, как мы их оборудуем. Сколько здесь будет работать врачей, фельдшеров, санитаров, какие будут нормы работы. Потому что, например, полученные еще по первой программе «Здоровье» несколько тысяч машин для «скорой помощи» давно пора менять на новые», – считает президент НМП.

Леонид Рошаль. Фото: ini21.ru

По словам Рошаля, только одних поправок, вносящих порядок в существующий приказ о порядке оказания скорой помощи, недостаточно. Нужна специальная программа, решающая в первую очередь кадровые вопросы. «Кадровый дефицит на «скорой» всегда будет ощущаться острее, чем в других службах, – отмечает эксперт. –  Если в стационарах даже при дефиците персонала все равно будут принимать пациентов, то один врач или один фельдшер не сможет при всем желании работать на двух автомобилях, как бы прекрасно они ни были оборудованы».

Автор: Ирина Резник

Ссылка на оригинал: http://medportal.ru/mednovosti/news/2015/12/15/577ambulance/

 

Оставить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Этот вопрос проверяет, являетесь ли вы человеком, и предотвращает обращения спам-роботов.